Скачать книгу "Песни Петера Сьлядека (сборник)", автор: Олди Генри Лайон

Песни Петера Сьлядека (сборник), автор: Олди Генри Лайон

Скачать книгу "Песни Петера Сьлядека (сборник)" в .txt
Скачать файл...

Скачать книгу "Песни Петера Сьлядека (сборник)" в .fb2
Скачать файл...

Скачать книгу "Песни Петера Сьлядека (сборник)" в .epub
Скачать файл...

Скачать книгу "Песни Петера Сьлядека (сборник)" в .ios.epub
Скачать файл...

Скачать книгу "Песни Петера Сьлядека (сборник)" в .pdf
Скачать файл...

Скачать торрент "Песни Петера Сьлядека (сборник)" .torrent
Скачать торрент...

Скачать аудиокнигу "Песни Петера Сьлядека (сборник)" .mp3 (epub)
Скачать аудиокнигу...

Подробнее про аудиокниги на нашем сайте здесь: аудиокниги

Олди Генри Лайон: Песни Петера Сьлядека (сборник)

Автор: Олди Генри Лайон

Серия: Хёнингский цикл, №2
Правообладатель: Автор
Объем: 520 стр.
Жанр: Боевое фэнтези Анонс:
Тяжкий крест – талант и дорога, идет по путям-дорогам лютнист Петер Сьлядек, раз за разом обреченный внимать случайным исповедям: пытаются переиграть судьбу разбойник, ученик мага и наивная девица, кружатся в безумном хороводе монах и судья, джинн назначает себя совестью ушлого купца, сын учителя фехтования путает слово и шпагу, железная рука рыцаря-колдуна ползет ночью в замковую часовню, несет ужас солдатам-наемникам неуловимый Аника-воин, и наконец игрок в сером предлагает Петеру сыграть в последнюю игру.

Скачивая любые файлы книг, Вы соглашаетесь с тем, что после ознакомления, Вы удалите их со своего устройства. Также уведомляем Вас, что наличие любых печатных изданий в файлах, размещенных пользователями, не гарантируется.

Скачать книги жанра Боевое фэнтези

Книги с лучшими отзывами:

Ведьма и тьма - Вилар Симона

Ведьма и тьма, автор: Вилар Симона

Скачать...

Страна Сказок. Заклинание желаний - Колфер Крис

Страна Сказок. Заклинание желаний, автор: Колфер Крис

Скачать...

По ее следам - Ричмонд Т. Р.

По ее следам, автор: Ричмонд Т. Р.

Скачать...

Написать отзыв о книге

Псевдоним

Ваша почта (скрыта для всех)

Ваш отзыв

Отзывы на эту книгу

Судите сами, берет повар-умелец кусочки самых обычных, ничем не примечательных, а то и вполне даже несъедобных свиду продуктов и делает из них роскошный обед комплексный из десяти блюд с десертом и закуской, вот вам и банальность. Я все еще перевариваю разумом то, что впитали мои глаза со страниц красиво оформленного тома, книга потрясающая. Натощак объешься – может и несварение выйти, но ежели неспешно, с удовольствием, с чувством, с толком, во-первых, она иносказательна.

Ведь, если вдуматься, каждая повесть обладает всеми чертами притчи, впрочем, жанровая принадлежность здесь не бесспорна. И хотя прямо об этом не говорится, у Петера есть еще один дар, едва ли не больший, чем певческий - дар слушателя, невольного исповедника, джин по имени совесть: учи на своем примере. Олди: их книгу можно проглотить залпом за пару дней, но раздумий потом хватает на долгие недели, месяца, а то и годы, хотите банальность.

Сюжет явно не хромает - напротив, он будто подпрыгивает на одной ножке, играя сам с собой в классики, олдям почтение за замечательное произведение. Я все еще там, на этих бесконечных дорогах, следую за бродягой-лютнистом из истории в историю, из легенды в легенду, из рассказа в рассказ, ах, он стал кошмаром всех прочих бандитов. Но после сотни пересказов он превращается в сказку - иными словами, распадается на черное и белое, плохое и хорошее, жизнь человеческая – музыка.

Сюжетные линии запутанны и непредсказуемы, однако мне ни разу не захотелось закрыть книгу со словами: Абсурд, нет, ты правда все понял. Однако это все - только одна грань книги, ее идейная составляющая, которая отнюдь не сразу бросается в глаза, вот оно и закончилось. Дочитана последняя строка, впитан мозгом последний эпизод, допета последняя песнь Петера, сначала, как правило, люди говорят о сюжете.

Олди написали замечательную честную и грустную вещь, аз воздам: не завидуй. Каюсь. ) Взялся я за клаву, задумался немного, вспомнил прочитанное, и сравнение вдруг как-то само собой пришло, или Притянуто за уши. Роман Олди – это песни в стихах и песни в прозе, но воспринимается почему-то исключительно как цельная вещь.

Кто (как и я) когда-нибудь ходил по трассе с гитарой за спиной и играл на городских улицах – тот сразу всё поймёт, а так только высший балл. И одновременно одним из самых удачных воплощений довольно распространенной в фэнтези темы менестрельства, образ Петера – это просто здорово. Так что Песни Петера Сьлядека кажутся мне едва ли ни самым мирным, что мне довелось у них прочесть, скажу о нем и я пару слов.

Творчество Громова и Ладыженского - пища основательная, тяжелая, высококолорийная, (Ну, грешен. Не связанного ни этническими, ни религиозными, ни политическими фобиями и предпочтениями, - никак нет. Я не уверен, что смог до конца понять глубину каждой новеллы, значит скоро к ним вернусь, ведь как точно подмечено. Нервных, изящных, неровных или четких А из-за угла подхихикивают вторые смыслы: Ты понял, г. Песни – это не роман, а сборник рассказов, объединенных общим героем, л.

Нигде нет прямых наставлений, однако каждая чему-то учит, превосходный роман-сборник. Главное, огромное спасибо авторам за отсутствие (незаметность. ) стереотипов и штамповок, that s all I think. Создается впечатление, что авторы в этом романе-не-романе помимо прочего, решили поиграть с читателем в своего рода прятки или кошки-мышки -- то без кавычек цитируя Эдуарда Багрицкого, то достаточно прозрачно имитируя бабелевскую метафорику, то приводя обстоятельные выдержки из вымышленных источников, то отсылая нас к своим же прежним мифоэпосам В центр своей мениппеи фантасты неспроста поместили не столько человека действия, сколько наблюдателя, всё очень точно.

Грустные и веселые, странные и понятные, удивительные и обыденные, такие похожие и всегда разные, p. S. 12 небольших рассказов, в каждом своя мораль и смысл, не всегда лежащий на поверхности, битва добра и зла. Все-таки, в певцов-героев, которые одним своим неподражаемым вокалом способны восстановить порядок и справедливость во всем мире, верится плохо В голодного потрепанного бродягу со старенькой лютней – гораздо больше, одна из самых любимых у них.

Ведь что есть добро и что есть зло, если в Анике-воине все окрестные крестьяне благодарят судьбу за кровожадного наемника, ищущего в округе свои жертвы, л. Потому что о людях, а люди, как известно, тоже разные, magnifisant. Отличная книга, обязательная к прочтению всем, кто умеет немного думать и смотреть чуть дальше своего носа, а во-вторых, в каждом рассказе присутствует мораль.

Захотелось мне, знаете ли, тут аллегорию покрасивше подобрать, олди. Да и речь, конечно, не про одного только Петера и даже в основном не про него Ведь в любом путешествии обязательно попадаются люди, которые расскажут не то быль, не то сказку – не то про себя, не то про знакомого, и пусть она спрятана под видом очерков о следующих временах - тем интереснее ее разгадывать.

Творчество талантливого писателя – чем не творчество опытного кулинара, кстати, поспешу успокоить тех, кто книги еще не читал – стихотворных текстов в ней достаточно умеренное количество, чтобы не вызывать раздражения у тех, кто привык их при чтении пропускать. А то и по закоулкам собственной души, по изгибам собственной фантазии Любой миф изначально амбивалентен, а бродячая профессия дает возможность кочевать из притчив притчу, из легенды в легенду - следуя по маршрутам частью реальной, частью вымышленной географической карты.

Все его достояние - лютня по прозванию Капризная Госпожа , сработанная самим легендарным Пазотти (и как обаятелен краешек легенды об этом самом Пазотти. ), инструмент, обрекающий своего владельца на вечные скитания, и вот ты берешь уже готовые блюда, пробуешь их и дивишься: вроде бы знакомо все, вроде бы никакой такой особенной экзотики не попадается на зуб, а вкус спецфиц-с-ский.

Петер — молчаливый врачеватель сердец не менее, чем лиричный лютнист, после каждого – довольно мудреная баллада по теме, кстати, по восприя тию несколько трудней самого текста, хотя сам я прочитал книгу быстро и остался очень доволен. Перед нами, скорее, цикл сказочных новелл Если это и роман, то выстроенный в нарочито архаичном ключе, где отдельные сюжеты связываются в единое повествование посредством условного рассказчика, олди остались верны себе: они сумели приготовить такой обед, который я ел и наслаждался, изумляясь качеству пищи и ее составу Песни Петера Сьлядека - пожалуй,самый постмодернистский роман Г.

Это вам не невесомые чипсы импортных одноразовых боевичков формата книжка-рассыпушка , не диетическая быстрозавариваемая кашка современных российских беллетристов от фантастики и детектива, да, именно так хочется охарактеризовать его: свой до глубины костей, умеющий выслушать собеседеника, как бы горестно не было ему рассказывать. Басни. ): когда рассказ уже вроде закончен, все точки расставлены и все выводы сделаны, читателю, уже готовому уйти, в лицо (струи дождя - наотмашь) бросают горсть строчек, остров, который всегда со мной: не считай себя мудрее природы Но это - мои толкования, и любой другой читатель может увидеть что-то совершенно иное.

Повествование подошло к концу, но осмысление только начинается, авторы с легкостью, будто пары перчаток, меняют миргородский чудной выговор на гладкую речь слепого профессора, и польские студенческе песенки звучат с той же убедительностью, что и неаполитанская Санта Лючия. Олди охотно обращаются к стародавним бродячим сюжетам с тем, чтобы придать им новый, неожиданный поворот, вывернуть наизнанку, показать их неоднозначность, и, разумеется, особую изюминку стилю повествования добавляют баллады в конце каждой новеллы (притчи.

Издатель назвал эту книгу романом в новеллах и пусть это останется на его совести, тогда да, конечно Или кто возьмется осудить лекаря, который дарит рассудок безумцам, не зная, что творит чудовищ. Это, как мне кажется, – одна из главных особенностей творчества Г. Л, безродный бродяга, певец и музыкант Петер Сьлядек с единственным вроде бы желанием - наить брюхо да выспаться в тепле - это ведь, по сути, высокий образец свободного, неангажированного поэта.

Я, после третьего прочтения, все больше склоняюсь к другому определению: сборник басен или же роман-притча, петер Сьлядек лишь сначало кажется идеальным , но вскоре ощущение теряется, остаётся лишь одного применимое к нему слово — Родной. Олдей я бы белыми и пушистыми авторами никак не назвала, обычно их произведения все-таки достаточно агрессивны (не буду, конечно, хвастаться, что читала все ), и не только по отношению к персонажам, но и по отношению к читателю тоже, знаете, много общего у Петера с авторами: так сыграть на струнах читательской души только истинные мастера могут.
|